ИМХО

Все написанное здесь, является только личным мнением автора(ов), которое может не совпадать с официальной позицией ХТ.

10 февр. 2015 г.

Диверсифицировали, диверсифицировали, да не выдиверсифицировали

 Мировые события последних нескольких месяцев наглядно демонстрируют последствия зависимости экономики страны от экспорта нефтегазовых ресурсов. Вместе с ценой на углеводороды падает ВВП, обесценивается национальная валюта, растут цены на товары и услуги. До недавнего времени казалось, что все это касается только России, т.к. худо-бедно, но там есть некоторые СМИ у которых есть храбрость критиковать свою власть и сообщать нелицеприятные данные о состоянии экономики страны.
В Туркменистане, разумеется, никто о надвигающемся кризисе не рассказывал и какое-то время власть привычно замалчивала проблемы, хотя ХТ и радио Азатлык уже в октябре сообщали об очередях у обменных пунктов. Но экономику и рынок МНБ не запугаешь и в тюрьму не посадишь, рано или поздно проблемы все равно вскрываются, только с еще более болезненными последствиями.
    Теперь, когда власть заявляет, что все скоро стабилизируется и меры для борьбы принимаются, это лишь подстегивает население избавляться от дешевеющих манатов. Репутация и доверие — вещи подсознательные и даже при полной и безграничной любви к президенту, когда человек слышит «успокаивающие речи» главы государства, он машинально бежит в  обменник.
* * *
В последние годы в официальной прессе очень часто проскакивали сообщения о диверсификации туркменской экономики, об успешной работе над избавлением от нефтегазовой зависимости, о развитии НЕэнергетических отраслей. Однако, судя по ярковыраженным симптомам, все экономические успехи так и остались на газетной бумаге.

О диверсификации газовых маршрутов мы уже подробно говорили пару лет назад. С тех пор ничего практически не поменялось. Бердымухамедов уйдя от газпромовской зависимости, полностью попал в зависимость китайскую. Сколько они нам платят неизвестно, но с учетом того что они уже дважды выделяли нам многомиллиардные кредиты и сами разрабатывали месторождения, то логично предположить, что платят мало, если вообще.
РФ сократила закупки с 10 до 4 млрд куб м.
Иран летом 2014го совсем отказался было от туркменского газа, но потом все же согласился закупать небольшой объем, но расплачиваться будет традиционно бартером.
Транскаспий, по прежнему, несбыточная мечта.
ТАПИ туркменская сторона грозится построить за 4 года к 2019, но никакой конкретики по этому газопроводу пока нет. Всем и хочется и колется.
СПГ опять же пока только в планах, хотя попытки договориться о маршруте через Азербайджан, Грузию ведутся. Но это не те объемы, высокие цены и технологически сложный процесс.
* * *
Но в ситуации кризиса из-за обвала цен на углеводороды более интересна работа проделанная туркменским правительством по диверсификации экономики в других отраслях. Ведь по идее для подобного случая и разрабатывались все эти программы по диверсификации. Они должны были если не спасти нас, то хотя бы смягчить удар.

Электроэнергия

Экспорт электроэнергии — один из продвигаемых в настоящий момент экспортных товаров из Туркменистана. В Лебапе в этом году начнется строительсто очередной газотурбинной электростанции. До этого в 2010 году были открыты аж три станции в Ашхабаде, Авазе и Балканабаде.
По данным за 2012 год Туркменистан экспортирует 2,8 миллиарда киловатт/часов в Афганистан, Иран, Таджикистан (зимой) и Турцию (транзитом через Иран). Сколько стоит 1 киловатт туркменской электроэнергии официально не сообщается. По некоторым данным Афганистан платит нам 2 цента за киловатт. Т.е. теоретически с экспорта электричества Туркменистан получает в год около 56 млн долларов. Разумеется, тут нужно еще вычесть себестоимость ее производства. Неплохо, но если верить тому, что в 2014 году доходная часть бюджета Туркменистана составила около 33,5 млрд $ (по старому курсу 2,85 манат за доллар), это если не капля в море, то явно не основная часть дохода. Кроме того, особо наращивать объемы экспорта пока не получается. В прошлом году президент Кыргызстана посетивший Ашхабад выразил заинтересованность в импорте туркменского электричества, но Узбекистан в транзите отказал, сославшись на отсутствие электросетей достаточной мощности.
К слову о диверсификации. Все строящиеся и построенные в последние годы электростанции — газотурбинные, т.е. так или иначе мы опять зависим от газа. Хотя я не уверен зависит ли в нашем случае цена на электричество от цен на газ. Логично было бы предположить, что при падении цены на базовое сырье, цена на конечный продукт так же снизится, но утверждать не берусь. Может кто-то знающий объяснит в комментариях.
И еще не могу не упомянуть о качестве электроснабжения туркменистанцев. Я думаю все понмнят или до сих пор испытывают практически еженедельные отключения света на несколько часов при ветре или других неприятных погодных условиях. В конце прошлого года по этому поводу даже президент возмутился. Выражение сапожник без сапог подходит здесь как нельзя лучше.

Карбамидные и калийные удобрения

С недавних пор у властей появилась еще одна идея фикс — производство и экспорт минеральных удобрений: карбамида (мочевины) и калия. Кстати, именно карбаминдый завод открывали в Мары, когда погибли дети.
На данный момент в Туркменистане построено два карбамидных завода и к 2016 планируется завершить третий и самый мощный. После его завершения в общей сложности в Туркменистане будет производиться около 2 млн тонн карбамида в год, из которых две трети (1,3 млн тонн) пойдут на экспорт. Но, как и с электричеством, сырьем для производства удобрений служит опять же газ. И, судя по новостям, здесь наблюдается прямая зависимость стоимости удобрений от стоимости газа. Сейчас цена на карбамид, как и на газ падает. По данным на август 2014 года цена на карбамид серьезно упала, до 300$ (в Азии до 250$) за тонну. Т.е. особой независимости от газового рынка опять же не получается, хотя надо отдать должное, что при условии, что Туркменистан действительно сможет производить и реализовывать 1,3 млн тонн карбамида в год, это будет приносить в казну ежегодно 390 млн $ при цене в 300$ за тонну. Разумеется от этих 390 млн нужно вычесть неразглашаемую себестоимость.
Гарлыкский калийный комбинат, который белорусские строители все никак не достроят, согласно плану будет производить 1,4 млн тонн калийных удобрений. Сами белорусы так же экспортируют калий по цене в 300$ за тонну. Если ориентироваться на эти расценки, то в идеале этот завод будет приносить до 420 млн $ в год, минус себестоимость. В плюс здесь можно поставить, то что калийные удобрения не зависят от газа.

Хлопок

По официальным данным ежегодно в Туркменистане собирается 1 млн тонн хлопка-сырца. При очистке хлопка от мусора теряется 60-70% веса, в зависимости от качества уборки (те, кто когда-либо ездил на хлопковые поля, я думаю, представляют себе насколько «добросовестно и чисто» школьники и бюджетники собирают хлопок :)). Т.е. на выходе получаем до 400 тыс тонн очищенного хлопка. Тонна туркменского хлопка на Алибабе стоит 450$. Если принять, что весь хлопок мы продаем за эту цену, то на “белом золоте” Туркменистан зарабатывает 180 млн $ в год, минус себестоимость.
Кстати, нашел интересную статистику по экспорту туркменского хлопка за последние, почти 30 лет. Согласно данным Индекса Мунди в 1987-92 году Туркменистан экспортировал 1,7-1,9 млн тонн очищенного хлопка. Т.е. за годы независимости экспорт хлопка упал более чем в 4 раза.


Пшеница и туризм и пр.

Совсем в маразм впадать, пожалуй, не будем :) Тут про пшеницу, тут, тут и тут о туризме.

Итого

Сложив весь негазовый доход Туркменистана мы получим около 1 млрд $ минус себестоимость. Если принять, что гениальные туркменские маркетологи продавая товар накручивают к себестоимости еще 100%, то получится, что чистая негазовая экспортная прибыль будет 0,5 млрд $ год. При общем бюджете в 33,5 млрд получается что доля негазовых доходов составляет... 1,5%. Замечу при этом, что все цены я брал по максимуму и исходил из идеальных условий, при которых производится и продается максимально возможное количество товара и все запланированные на ближайшие годы заводы уже построены. Вот эти 1,5% и есть вся хваленая туркменская диверсификация.
* * *
Надо отметить, что в странах с развитой экономикой подавляющий процент бюджета складывается из налогов уплачиваемых в казну юридическими и физическими лицами. Найти достоверную информацию о том, сколько и какие налоги получает туркменская казна, разумеется, невозможно. Можно лишь отметить, что когда я пишу о том, что туркменский налогоплательщик в праве требовать отчета от государства, меня часто высмеивают, гордо заявляя, что туркменистанцы платят мизерные налоги, ну и доход от этих налогов наверное такой же мизерный?

Еще одно важное замечание. Если вы обратили внимание, вся экспортная продукция Туркменистана производится госкомпаниями. В Туркменистане нет ни одной известной частной торговой марки, нет крупных частных фирм, мелкий и средний бизнес находится в зачаточном состоянии и постоянно подвергается государственному рэкету в лице местных силовиков. Т.е. у нас нет фундамента, на котором строится нормальная экономика, а без нормального основания грош цена всем этим диверсификационным рюшечкам.
Закончить хотелось бы уже привычным и повторенным множество раз призывом к властям: Отдайте весь госбизнес в частные руки. Пусть люди сами думают и решают что им строить, производить, сажать и продавать.
*  *  *
Update. Когда статья была закончена, появилась новость о том, что президент разрешил бизнесу экспорт продукции из меха и кожи. Очередной симптом проблем в бюджете. Решение на первый взгляд вроде правильное, как раз то, о чем я писал в конце, но под «частными руками» я имею в виду не бюрократическую нелепость с аббривиатурой СППТ, все равно контролируемую государством, а действительно свободный бизнес. 

1 комментарий:

  1. Jack Daniels:
    Всем экономистам, маркетологам и бизнесменам давно известно что государственный бизнес это - никакой бизнес! Частный бизнес он намного чуткий и шустрый так как быстро реагирует на вызовы рынка! Понятное дело что государство хочет контралировать рост цен связанных с продовольственной промышленностью поэтому оно не хочет отдвать её частникам! Те всою очеред рискуют прогореть на первых же этапах не справившись с конкуренцией на мировом уровне и угрохать хоть как то приносящую прибыл объект! Это повлечет за собой рост цен что бы как то выбить заложенную частниками деньги в продукцию! В таком случаи дабы избежать крах уже частного предприятия государство должно выделять субсидии или как еще говорят помощь в виде зеленой бумажки для буксующий предприятий котороых (денег) в стране нет! Поэтому, они не дают их в частные руки! Хотя такие гиганты как нефтезаводы и другие могут быть поделены как акционерное общество с контрольным пакетом тоесть руль у государства как делает Россия! Да и эти у нас врядли кто купит! население нищее как бомж! особенно в ботагых регионах! работаю ради белобрысой идеи в пустыне пока там горбатятся на хлобковых полях и других сферах и это вранье что Ашгабат является или может справиться без финансовой поддержки государсва! Рухнет все в одночасье! Город превратитья в Ходячие Мертвецы судя по тому сколько средств бухается в развитие всего это мраморвилля!

    ОтветитьУдалить